Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Диалоги

- Как дела, как себя чувствуете?
- Ох, не очень...
- Здоровье?
- Да здоровье-то у меня железное, меня переживет!

----------

- Мой Абрам ничего не умеет, ничего не может!
- Сарочка, а кто же вам сделал детей!
- Ой, не спрашивайте! Все вот этими руками!..

Любовнику в шкафу тоскливо...

Любовнику в шкафу тоскливо.
Неловко, душно, одиноко.
Ему бы выпить банку пива,
Стаканчик яблочного сока.

На что потратить вечер длинный?
Не закурить, не распрямиться.
Противный запах нафталинный
Мешает сладким сном забыться.

И размышляет он: “Пошла ты
Со всей своею страстью нежной,
Недозаправленным салатом,
И шкафом с мужниной одеждой,

Своими пухлыми губами
И грудью маленькой упругой...
Сейчас сидел бы я в пижаме
И мирно ужинал с супругой.

На чёрта полные любовью
Недолговременные встречи,
Когда испорчено здоровье,
Загублен драгоценный вечер?”

Но солнцем утренним разбужен,
Вернется он к супруге толстой
И думает: "Отдать бы ужин
Врагам. Чтоб сдохли от обжорства".

Ах, не избыть любовной тяги,
Не залечить больные нервы.
Рука к перу, перо к бумаге:
"Превратности любви". Том первый.

Почему мы полигамны, или немного здорового цинизма из В.Брюсова

"Мне, как спутник, как друг, как любовник, нужен человек, который был бы способен меня понимать всю, отвечать на все запросы моей души. Если нет такого одного, мне нужно двоих, троих, пятерых, почем я знаю сколько!"

В.Брюсов "Последние страницы из дневника женщины"

Гончаров и героизм

"Захар умер бы вместо барина, считая это своим неизбежным и природным долгом, и даже не считая ничем, а просто бросился бы на смерть, точно так же, как собака, которая при встрече с зверем в лесу бросается на него, не рассуждая, отчего должна броситься она, а не ее господин.

Но зато, если б понадобилось, например, просидеть всю ночь подле постели барина, не смыкая глаз, и от этого бы зависело здоровье или даже жизнь барина, Захар непременно бы заснул."

И.Гончаров "Обломов"

Коммунисты, вперед!

Сначала Ленка упала в обморок. Вместе со знаменем. Они менялись в своей знаменной группе каждые пятнадцать минут. Очередные пятнадцать минут Ленка не выдержала. Торжественное собрание продолжалось уже полтора часа. Дышать в спортзале было нечем. Дедушка ветеран произносил речь. У него, наверно, была тяжелая жизнь, и он привык обходиться без кислорода. Завуч сделала страшные глаза и прошипела: "Знамя! Пионерское знамя не должно лежать на полу!" Знаменосец покрепче Ленки подхватил знамя, а мы начали вытаскивать Ленку из зала за спиной дедушки. На выходе мы стукнули ее головой о косяк двери, и завуч опять заволновалась. Но дедушка ничего не заметил и продолжал говорить, что вся надежда на нас, молодое поколение, и мы должны нести и крепить и защищать Родину, как Александр Матросов. Мы вынесли Ленку из зала и посадили ее на пол. Следом за нами выбежала наша Татьяна Николаевна. От удара о косяк Ленка пришла в себя, открыла глаза и сказала:
- Можно я пойду домой?
- Домой ей надо! - сказала Татьяна Николаевна. - Домой! А как раньше пионеры? Вот Валя Котик бы держался до конца!
- Я тоже держалась до конца, - сказала Ленка.
Я спросила:
- Может, я Лену домой отведу?
- Ты что, Полякова, с ума сошла! - сказала Татьяна Николаевна. - Ты же ведущая. А кто у нас будет читать "Коммунисты, вперед!" со сломанным микрофоном?
Ленка ушла. Я уже собиралась вернуться в зал, когда оттуда выскочила девочка в белом переднике и сообщила:
- Татьяна Николаевна, у новенькой припадок.
- Какой припадок?
- Пелипептический. То есть этот - лепилептический.
Мы вбежали внутрь. В третьем ряду зияло пустое пространство, дети жались друг к другу, а на двух упавших стульях корчилась в судорогах пионерка класса из четвертого. Она была гораздо легче Ленки, мы ее быстро унесли в учительскую, пока дедушка ветеран говорил:
- Государство дает вам все: бесплатное образование, бесплатную медицину, бесплатный труд…
В учительской Татьяна Николаевна кричала в трубку: "Школа!... Ребенок!.. День Победы!.. Приступ! Приступ у ребенка…"
- А ты назад иди! - заорала она на меня. - "Коммунисты вперед!"
Я успела вернуться, вручить дедушке причитавшиеся ему по сценарию цветы и прочитать "Коммунисты, вперед!"
Когда собрание закончилось, больной девочки в учительской уже не оказалось. Ее увезла "скорая". Татьяна Николаевна сидела одна, записывала что-то в блокнот и бормотала:
- Моду они взяли в обмороки падать! На следующий год никаких больных! А ты, Полякова, вот что, найди-ка какое-нибудь другое стихотворение про коммунистов к следующему году. Это уже слушать невозможно.
Через год мы вступили в комсомол, Ленка больше не носила пионерское знамя, и больную девочку перевели в другую школу. А мне пионервожатая подобрала новое стихотворение:


Идти в шеренге наступающей,
Как ни был бы огонь неистов.
Таков он был и есть, товарищи,
Моральный кодекс коммуниста.

Хорошие стихи. Главное – короткие.