Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Сергей Лавров и лесные пожары

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров написал стихотворение о лесных пожарах под названием «Выстрел в тайге». Вот эта душераздирающая история:

«Дымился ствол сосны, дымился ствол берданки,
Трещал в тайге пожар, тайгу окутал смог.
А посреди тайги в охотничьей землянке
Закашлялся во сне невзрачный мужичок.

Проснулся, побежал сквозь дым, как полупьяный,
Наткнулся на ручей, упал, к воде приник.
И вдруг прям на него, как немец из тумана,
С дымящимся стволом выходит дед-лесник.

И выстрел заглушил шум дальних электричек,
Остался у ручья невзрачный мужичок.
В кармане у него нашли коробку спичек
И пачку сигарет с названием «Дымок».
———-
Мне показалось, что произведение не закончено, по прочтении остаётся масса вопросов: зачем, кого, кто заказал? Поэтому предлагаю последней строфой поставить все точки над «i».

Лежала голова, берданкою пробита.
Был бедный мужичок неопытен и глуп.
А после Симоньян с прозваньем Маргарита
Сварила из его башки бобриный суп.

“Смерть в Венеции”

“Смерть в Венеции” (1971), реж.Лукино Висконти

У меня когда-то был американский начальник, который говорил:

"Я думал, что нет ничего скучнее русской прозы. Потом я прочитал "Смерть в Венеции" Томаса Манна и понял, что нет ничего скучнее немецкой прозы. Но потом я посмотрел фильм Висконти и понял, что нет ничего скучнее итальянского кино."

В этом фильме действительно ничего практически не происходит. На него надо настроиться, проживать постепенно. Он весь - метафора. Метафора стремления к недостижимой красоте, которая всегда рядом, но и всегда на шаг впереди, к ней можно потянуться, но прикоснуться невозможно. Творческий человек всю жизнь ищет абсолютный идеал, но никогда его не достигает. На экране почти ничего не происходит, но каждая сцена затягивает. Мальчик настолько красив, что на него глазами главного героя можно смотреть бесконечно.

«Земляничная поляна»

“Земляничная поляна” (1957), реж. Ингмар Бергман

“Земляничная поляна” вышла в том же году, что “Седьмая печать”, и в ней опять Бергман пытается осмыслить человеческую жизнь. Профессор Борг в течение одного дня проживает заново и анализирует путь, пройденный от детства до старости. На пороге смерти он делает попытку примириться с самим собой, со своим прошлым, с окружающими его людьми. “Земляничная поляна” светлее “Седьмой печати” и дает более прямой ответ на вопрос о смысле жизни. Человеку нужен человек. Жить никогда не поздно и увидеть надежду никогда не поздно. И после смерти профессора - мы знаем - продолжится жизнь, лучше, светлее, чем была раньше, потому что это вечный незыблемый ее закон.

«Седьмая печать»

“Седьмая печать” (1957), реж. Ингмар Бергман

Один из фильмов, после которых какое-то время невозможно просто существовать как раньше. Даже если вы один из тех людей, которые, как говорит Смерть у Бергмана, не задумываются о смерти. В поисках ответа на бергмановский вопрос, зачем мы живем, если смерть неизбежна, есть ли что-то еще, кроме смерти, проходят путь герои, каждый из которых является олицетворением жизненной философии. Рыцарь мучается вопросом смысла жизни и поиском высшего разума, его слуга отрицает божественное присутствие вместе с любым другим высшим смыслом, полагаясь в поступках только на себя и собственную совесть, кузнец и жена кузнеца, как большинство из нас, просто живут, не задаваясь мучительными вопросами… Смерть в конце концов ждет всех. Встречают ли ее как путь к ответу на главный вопрос, избавление от мук или надвигающийся ужас, она неизбежна, одинакова и необъяснима.
… и только по-детски невинная и наивная актерская семья: Иосиф, Мария и их маленький сын, выбрав жизнь и свет, продолжают путь.
Вся черно-белая картина построена на контрастах света: белый-черный, жизнь-смерть.
Бергмана нет. Смерть не переиграть, она в конце концов забирает каждого, сколь глубоко ни проникай в потаенные смыслы, сколько ни ищи Бога и собственного назначения. Бергмана нет, но он бессмертен на экране, и жизнь продолжается после смерти, как продолжается путешествие Иосифа и Марии.

Бык устал от матадора...

Бык устал от матадора,
Ноют бедра и бока.
Что он бегает так скоро,
Машет тряпкой для быка?

Что ногой зигзаги чертит,
Тряпкой бешено трясет,
Что он носится со смертью
Да никак не принесет?..

Бык израненною кожей
Всею чувствует: пора.
Смерть пораньше, смерть попозже...
Что за глупая игра!

Что бравировать отвагой
И затягивать сюжет,
Ждать, поигрывая шпагой?
Разом в горло - и привет.

Смерть твоя под носом кружит,
Что валандаешься с ней?
Дальше будет только хуже:
И противней и больней.

Но пока дрожат колени,
Бьется музыка в крови,
Будешь бегать по арене,
Хоть ты сам быком реви.

Шоу начато не нами,
И не нам его прервать.
Нам - сходиться временами,
Драться, плакать, доживать.

“Жить”

“Жить” (1952), реж. Акира Куросава

“Смерть Ивана Ильича” по-японски, а точнее – продолжение “Смерти Ивана Ильича” с точки зрения Куросавы.

Иван Ильич мучился, умирая, в полном одиночестве, страдая от черствости и безразличия близких, пытаясь понять, зачем он жил, найти смысл прожитой жизни. Толстой не пощадил ни Ивана Ильича, ни читателя, не дав ответа на главные вопросы. Куросава дает своему герою смысл жизни и возможность осуществить некое предназначение. Эта прямолинейность была бы, наверно, ужасна в фильме другого режиссера, но Куросава как будто стоит за кадром, создавая эффект присутствия ироничного наблюдателя и рассказчика. Его глазами мы смотрим на нелепую японскую культуру чинопочитания, глазами не японца, но иностранца. Да и японская ли это культура? Или это русские чиновники в исполнении японских актеров? Здесь все вроде происходит в Японии, но, как всегда у Куросавы, где угодно, просто в мире людей, недалеких, равнодушных, инертных, уж таких, какие есть… пока каждый из них не окажется в положении Ивана Ильича.
Куросава им и нам дает надежду: достаточно оставить после себя одно крошечное доброе дело, без авторства. Одного детского возгласа радости и одной крупицы добра, оставленной в чужой душе, достаточно для оправдания целой жизни. Иван Ильич же мучился до самого конца и, если и сделал добро, то только собственной смертью избавив близких от страданий. С Куросавой, конечно, жить легче и веселее, чем с нашим Толстым.

"Бунт. Дело Литвиненко". Продолжение темы.

В фильме Некрасова “Бунт. Дело Литвиненко” Анна Политковская удивляется, что нет никакой общественной реакции на ее материал в “Новой газете” о том, что один из террористов на Дубровке вышел из здания до штурма и теперь (то есть на момент интервью) очень хорошо устроен.
В фильме больше никакого объяснения по этому поводу не дается. Кого из знакомых я ни спрашивала об этой статье Политковской, никто ничего не знал. Но, оказывается, интернет все сохраняет. А мне было интересно.

Человека, числившегося в списках террористов на Дубровке, а после теракта найденного в добром здравии, звали Ханпаш Теркибаев.
Вот интервью Политковской с ним (от 28 апреля 2003 г).

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2003/2003-035.shtml

Теркибаев, который, по всей видимости, являлся агентом спецслужб, погиб в Чечне в декабре 2003 года.

http://www.newsru.com/russia/16dec2003/nordi.html

В соответствии с информацией news.ru, оперативные данные на Теркибаева нашел Литвиненко, передавший их Юшенкову для проверки.

Сергей Юшенков убит 17 апреля 2003 года.
Ханпаш Теркибаев погиб 16 декабря 2003 года.
Анна Политковская убита 7 октября 2006 года.
Александр Литвиненко отравлен, умер 23 ноября 2006 года.

Плагиат или преемственность?..

Вчера были на выставке "Капричос" Гойи. Сравните:

Гойя "До самой смерти" (1799)
caprichos_55_1000

и

Бернардо Строцци, Бернардо, прозванный Прете Джесовезе или Капуччино
"Аллегория бренности (Старая кокетка)" (около 1637)


"Метро"

"Метро" (2013), реж. Антон Мегердичев

"Метро" - российский фильм-катастрофа, снятый по голливудскому клише. В центре - несколько главных героев, на которых сосредоточено все внимание, остальная массовка может гибнуть самыми страшными смертями, она никого не волнует. Среди попавших в эпицентр катастрофы есть ребенок, участники любовного треугольника, а также несколько лишних действующих лиц, которых никому не жалко, для того, чтобы одним из них обязательно позже пожертвовать. В соответствии с голливудскими стандартами, счастливым считается такой конец, при котором главные герои не только выживают, но также по ходу дела разрешают свои семейные и другие неурядицы. Остальные сотни безымянных погибших на счастливый конец ровно никак не влияют.
Пожалуй, главным отличием этого фильма от таких же американских является то, что американцы выдумывают сценарии совершенно невероятных глобальных катастроф (прилет инопланетян, конец света и т.п.), тогда как "Метро" натуралистически демонстрирует затопление тоннеля в московском метро, что является вещью вполне возможной. Американцы бы, наверно, побоялись так пугать население. Но русских легко не напугаешь - народ железный, и не к такому привык. Или просто у наших финансов не хватило на масштабную катастрофу...
В любом случае остается порадоваться за российское кино, стремящееся на международный рынок.