Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

"Глубже!"

"Глубже!" (2020), реж. Михаил Сегал

Хуже несмешной комедии может быть только беззубая сатира. Таким образом в этом фильме плохое соревнуется с худшим.
Театральный режиссер пытается внедрить систему Станиславского в порноиндустрию, ему это удается, его успех замечают в администрации президента, нанимают его сначала, чтобы он натренировал Киселева по той же системе Станиславского, а потом дают ему в руководство театр, где он сперва тоже пытается внедрить порно, но потом ему становится стыдно, и театр, а вместе с нем вся Россия возвращаются от низменных страстей к возвышенным, как завещал великий Чехов.
В общем, это фильм о поиске национальной идеи, и если вам кажется, что такой поиск национальной идеи, как и сама идея, является бредом сивой кобылы, можете не креститься, - так оно и есть.
В фильме присутствуют типа Путин, типа Киселев и какое-то чмо в парике (видимо, Мединский), и становится стыдно при взгляде на каждого из них. Так стыдно становится, когда вы знаете, что кто-то рядом с вами врет, но вы не можете эту ложь разоблачить, отчасти потому, что даже не понимаете цели лжи, вроде никакой корысти нет, - пустое лицемерие с замахом на вечность.
Не знаю, в курсе ли был Михаил Сегал, когда сочинял свои якобы смешные сцены "по системе" для порноактеров, что над всем этим уже смеялись, причем смешно. Смотрите короткий скетч "Четвертый гриб во втором составе" с Роланом Быковым.

А в целом все это вторично (и исключительно стыдливо снятое) порноискусство на тему Чехова исчерпывается одним старым анекдотом.

В театр приходит новый молодой режиссер и объявляет: "Будем ставить Чехова современно, чтобы все как в жизни". И вот идет репетиция, на сцене героиня делает герою минет. В зале сидит режиссер, морщится и говорит:
- Голубушка, ну что ж вы так чавкаете, это же Чехов!

"Олег Ефремов. Чтобы был театр”

"Олег Ефремов. Чтобы был театр” (1987), реж. Марина Голдовская

Фильм к шестидесятилетию Олега Ефремова, совпавший с разделом МХАТа.

У Марины Голдовской есть особый дар - “разговорить” людей, приходить к людям с камерой, не сковывая их. Здесь на камеру говорят настолько свободно, насколько это возможно. К сожалению, раскол МХАТа показан только с одной стороны. Говорят лишь те, кто говорить захотел; труппа Дорониной в фильме присутствовать не пожелала и записывать себя не позволила. Отчасти одно это демонстрирует глубинные причины раскола: открытость одной стороны и полная закрытость другой. 87-й год, новые веяния, воздух свободы, принятые Ефремовым, принятые теми, кто его окружает. Еще партком обладает властью принятия решений, еще какой-то непонятный совет, определяющий судьбу МХАТа, голосует единогласно за раздел, но движение к полному освобождению уже очевидно. Особенно очевидно из сегодняшнего дня. Сейчас, наверно, по сравнению с 87-м годом - времена более свободные, но тенденция обратная, и не свет в конце тоннеля, а душный тупик маячит впереди. Воздух свободы остался там, в 87-м году, где уже ушедшие и ныне живущие актеры с прекрасными лицами спорят, кричат, репетируют… И некоторых из ныне живущих так и хочется оставить в том 87-м году навсегда, чтобы не знать, о чем и как они будут высказываться через тридцать лет.

Московские частушки

В соавторстве с Львом Вайсфельдом alevay

Летом жить в Москве хреново.
Почему же я здесь снова?
Тянут огурцы и водка.
Я, наверно, патриотка.

Я за небольшую плату
В Оружейную палату
Притащу кого хочу.
Кто не хочет – заплачу.

Мне Собянин – местный мэр –
Чем-то близок. Например,
Я в постели так же точно
Иногда того… досрочно.
Collapse )

"Black Swan" ("Черный лебедь") и "Оскар"

"Черный лебедь" (2010) реж.Даррен Аронофски

Аронофски создал страшный мир театральной изнанки. Театр - вообще мир рабства, а балет - высшее проявление кошмара: одна прима, остальные - статисты, и вся жизнь подчинена жесточайшему режиму во имя того, что однажды и статистка может выбиться в примы. В этом мире продают душу дьяволу, то есть постановщику, а жизнь ничего не стоит по сравнению с успехом. Балет переплетается с жизнью, жизнь переплетается с галлюцинациями. Ротбарт неотличим от хореографа, Одетта неотличима от Одиллии; где реальность, а где вымысел, значения не имеет, потому что в мире искусства вымысел становится реальностью, более того, должен стать реальностью.

Трудно поверить, что этот фильм номинировался на лучшую режиссерскую работу, а получил "Оскара" фильм для заик и про заик "The King's Speech" ("Король говорит").