Tags: стихи

Жизненные стихи

Они кричали: "Пей до дна!",
а также: "Истина в вине!".
Я честно допилась до дна.
Гляжу вокруг: сижу на дне.

Должна заметить вам, друзья,
Пустое озирая дно,
Что утонула только я.
А вы, товарищи, говно!

Секс-скандал как поэзия

На Боба Дилана подала в суд женщина, которую, по ее словам, он sexually abused в 65-м году, когда ей было 12 лет. По-моему, это поэзия.

56 лет назад меня abused Боб Дилан,
Но столько лет прошло, что помнится с трудом.
Возможно, не abused, возможно, не Боб Дилан,
Но кто-то должен мне страданья возместить.
Вы спросите: а что ж я в суд не подавала,
56 долгих лет молчание храня?
Да потому что я страдала беспрерывно,
А силы вспоминать мне пенсия дала.
На пенсии сижу, сижу и вспоминаю,
Что если возмещать, то миллион за год,
Что пенсия моя? Копеечная сумма.
Подумаю о ней, и Диланы в глазах!

Чем я хуже современных поэтов?..

Я тоже хочу писать верлибры. Например,

Когда я читаю стихи
в комнате, заполненной людьми,
я слышу себя
как будто со стороны.
Я думаю: неужели
они все меня слушают.
Я вхожу в состояние,
в котором ничего не существует,
кроме моего собственного голоса.
И в момент, когда я готова признать,
что жизнь моя не настолько никчемна, как кажется,
в этот момент - я знаю -
обязательно у кого-нибудь зазвонит мобильный телефон.

Стихи о Греции

                              Посвящается компании Lufthansa, потерявшей наш багаж

Я провела неделю в Греции
Практически без багажа.
Я не могла переодеться, и
Я стала менее свежа.

Но здесь ли мучиться пропажами!
Коль нам история не врет,
То грек не ездил с саквояжами:
Хитон напялил - и вперёд.

Зачем тебе одежда всякая,
Когда жарища на дворе,
А у тебя вопрос к оракулу,
Что заседает на горе?

То в храм бежишь, богам помолишься,
А то за пивом шлёт Платон.
И так за день намарафонишься,
Что станет лишним и хитон.

Как не забыть на время отдыха
О власти быта и вещей,
Когда здесь столько солнца, воздуха,
Развалин и святых мощей!

Песенка

То ль в заброшенной неметчине,
То ль еще в какой глуши
Жил поэт с мечтой о женщине,
Что писала бы стиши.

Он, взалкав духовной близости
И биения в груди,
К сожалению, поблизости
Никого не находил.

Но гулял с друзьями пьяными
И узнал наверняка:
Дура есть за океанами
Тоже ищет дурака.

Покраснел, как роза красная.
Побелел, как белый мел,
И поплыл, забыв на радостях,
Что и плавать не умел.

Дева тоже в воду прыгнула,
Зачерпнула волны ртом.
И красиво спину выгнула.
Впрочем, песня не о том.

Он сказал в открытом море ей:
Мол, люблю тебя одну.
В кульминации истории
Оба двинулись ко дну.

Ой, вы, деточки с билетами
В обиталище богов,
Не водитесь вы с поэтами.
У поэтов нет мозгов.

Нет в поэте содержания,
Нет опоры для детей,
Только глупость обожания
Да бессмысленность страстей,

Только жаркое томление
Да биение в груди,
Только чудное мгновение
Без надежды впереди,

Только ветер вдохновения
Да восторга в голове,
Только чудное мгновение.
О, волшебное мгнове…

Постковидушки

Как безопасны были ласки
С тобою, страстным и нагим!
Ты, к счастью, был в ковидной маске
И заразил совсем другим.

«Ковид перенесла?» - спросил он,
Поправив маску на носу.
На всех перенесла, мой милый,
И на тебя перенесу.

Есть в красоте такая сила,
Что лучше мир оберегать.
Я маску на красе носила,
Чтоб силой деток не пугать.

О, наконец-то нас привили!
Теперь он лыс (а был блондин).
И мне сказал: «Наина, ты ли?..»
Подзатянулся карантин...

Стоит в музее авиации...

Стоит в музее авиации
Покрытый пылью истребитель.
Не проникают инновации
В его спокойную обитель.

Его, смеясь, фотографируют
На сайт музейного портала
И мелким шрифтом констатируют,
Что это чучело летало.

Он сам привык за век бездумности
Аэропланом называться,
Но удивляется, что в юности
Умел от пола отрываться.

Полны блистательной историей
Его музейные хоромы.
Но кажутся фантасмагорией
Огни полос аэродрома.
...
Приветствуй с гордостью холодною,
Пока не разберут на части,
Свою реальность бесполётную -
Своё пожизненное счастье.